Дизайнер АРИК ЛЕВИАрик Леви – дизайнер, художник, фотограф, скульптор. Его работы выставляются в музеях и галереях по всему миру, от Нью-Йорка до Сиднея. В 2020 году его арт-объект из знаменитой серии RockGrowth («Рост камней») появится и в России – монументальную скульптуру установят во дворе Музея современного искусства под управлением Государственного Эрмитажа в Москве.

«Мир о людях, а не об объектах», – любит повторять Леви. Уроженец Тель-Авива, после своего первого участия в групповой выставке в родном городе в 1986 году он переехал в Европу. В 1992 году художник обосновался в Париже и создал свою дизайн-студию, где и работает по сей день. Летом 2019 года Арик Леви на несколько дней прилетал в Москву, чтобы представить результат своей коллаборации с Домом Hennessy, и дал интервью  журналу ELITE Interior.

Арик, расскажите, пожалуйста, о вашем сотрудничестве с Домом Hennessy. Какова концепция вашего проекта?

Моей задачей было создать правдивую историю. Для этого я самым тщательным образом изучал историю компании, в буквальном смысле слова стремился реконструировать ее ДНК. Зачем? Чтобы понять, для кого предназначена продукция Hennessy, что это за человек, как он выглядит, чем живет. Мне хотелось, чтобы результат моей работы – декантер, дизайн которого мне доверили спроектировать, был достоин прожить долгую жизнь – чтобы он был достоин своего содержимого, которое создается с такой бережной заботой на протяжении уже сотен лет. Я на месте изучал все этапы изготовления этого легендарного напитка – нельзя было упустить из виду ни малейшей детали. Я работал как ученый-исследователь, полностью погруженный в процесс и отрешенный от реальности. Приступая к этому проекту, я намеренно старался не представлять заранее какой-то образ, не заготавливать шаблон; я не знал, что у меня получится в итоге. Я шаг за шагом, как пазл, складывал у себя в голове разные части, которые сложились в единую картину, имеющую свою историю.

Каждый ваш объект имеет свою историю?

Конечно. Объект – это язык, способ коммуникации дизайнера с другими людьми. Результат его работы – это отражение его мыслей. В процессе этой коммуникации энергия возвращается к нему. Вот, например, мы сейчас сидим в этой комнате, беседуем. Когда мы покинем это помещение, наше присутствие всё еще будет ощущаться здесь. Почему? Потому что сейчас, разговаривая, мы излучаем тепло, которое передается в том числе окружающим нас предметам – дивану, например.

На земле живет огромное число людей, и каждый из них, получается, оставляет свой энергетический след?

Безусловно. Все мы живем окруженные энергиями других людей. Вы замечали, что иногда вдруг чувствуете себя плохо и не понимаете почему? А иногда – заходите куда-то и неожиданно для самого себя испытываете полный восторг? Причина в том, что энергия другого человека, который был в этом пространстве, так подействовала на вас – хорошая энергия. Можно сказать, что происходит круговорот энергий. И это я называю присутствием – не только физическое нахождение объекта в определенном месте, оно меня меньше всего заботит. Важно, дает мне этот предмет что-то или нет. Принципы моей работы – это стремление к совершенству, мастерство и новаторство. Огромное значение для меня имеет энергия, окружающая и людей, и предметы, – она следует за вами, когда вы двигаетесь, куда вы – туда и она. И нам приходится взаимодействовать с ней, хотим мы этого или нет. И когда вы прикасаетесь к объекту, созданному кем-то, вы подключаетесь к энергии и оказываетесь там, где никогда раньше не были. Вещи имеют на нас влияние, даже если мы не всегда осознаем это.

Дизайнер АРИК ЛЕВИ
Скульптура RockStone Fusion 170, 2016

Арик, а как вы считаете, вещи, которые вы создаете, делают людей счастливее?

Я думаю, что вещи отдают обратно то, что в них было заложено, и могут посылать какие-то знаки. Не все люди могут это почувствовать – есть более чувствительные, есть менее. Правда, люди меняются – и сегодня человек может быть совсем другим, чем в прошлом году, например, и очень здорово, если он эту перемену в себе осознает. Я не хочу создавать просто предметы, я хочу взаимодействовать с людьми. Использование предмета порой превращается в некий ритуал. Вот, например, для декантера я придумал крышку-капсулу, у которой очень интересная история. Когда я ездил на производство, мне продемонстрировали коньяк 1900 года, который, как драгоценный эликсир, зачерпывали специальной рюмкой. Она так меня впечатлила, что я поместил похожую форму на бутылку собственного дизайна. Когда берешь ее в руки, наливаешь напиток в хрустальную капсулу, хочется наслаждаться вкусом, цветом и ароматом, никуда не спешить, посвятить время себе. Я хочу, чтобы, взаимодействуя с объектом, человек получал определенный опыт. Это взаимодействие подобно дегустации шоколадных конфет, изготовленных из собранных в разных странах какао-бобов: вы не просто пробуете шоколад, а мысленно совершаете путешествие на остров Тринидад, или в Мексику, или в Гватемалу…

Дизайнер АРИК ЛЕВИ
Кресла Path и столик Twister для Desalto

Вы некоторое время жили и работали в Японии. Повлияли ли на вас японская философия и культура?

О да! Я совершил большое путешествие по Азии – был в Китае, Корее, но в Японии оставался дольше всего. Там я лучше стал понимать себя, изучая японскую культуру. Взять, к примеру, чайную церемонию, где каждое твое движение строго расписано. У каждого движения есть причина, и всё находится под полным контролем. Ты не можешь повернуть чашку под каким захочется углом, ты должен следовать правилам. В Европе чай – это просто чай, а в Японии – целая история. Мы, европейцы, разобщены со всем, а особенно – с самими собой. Я хочу преодолеть эту разобщенность, добираться до сути вещей, связывать между собой прошлое и будущее. Хочу донести мысль, что главное – не материальный предмет, а ваше впечатление от него, воспоминание, которое вы будете бережно хранить об определенном месте и времени, людях, которые были рядом. Вот как с чаем: вкус напитка испарится, но вы будете помнить, с кем и когда пили его. Очень важно быть внимательным – особенно к самому себе: это качество есть у японцев, но у нас, к сожалению, отсутствует.

А почему же тогда вы живете и работаете во Франции, а не в Японии?

Я жил в Женеве, потом уехал в Японию, путешествовал, а затем снова вернулся в Женеву и собирался обосноваться там. Но моя девушка была танцовщицей, и успешную карьеру в те времена она могла сделать или в Англии, или во Франции. Мы с ней поехали сначала в Англию – и она показалась нам очень депрессивной. Тогда мы решили на пару лет остаться во Франции – а получилось, что остались надолго. Я убежден, что жить нужно только в том месте, которое нравится, из неприятного – немедленно уезжать. И верю, что мы не случайно оказываемся где-то.

Арик, а как вы относитесь к известности, она важна для вас?

Известности? Ой, это вы считаете меня известным, а давайте выйдем на улицу – никто меня не будет знать. Я известен тем людям, которым нравится то, что я делаю. Слава – это ярлык, который придумало общество. Это абсолютно бесполезная вещь. Для меня важно, что мои работы нужны людям – тем, кого я даже ни разу не видел. А известность сама по себе меня совершенно не волнует. Мне очень нравится идея «Follow me» («Следуй за мной») в инстаграме. Человек, который вдохновлен вашей работой, имеет возможность лучше вас понимать, вы в буквальном смысле слова можете вести его за собой. Получается, что современные технологии объединяют людей, и я очень этому рад. Потому что сейчас, когда у нас столько возможностей для коммуникации, люди всё больше отдаляются друг от друга. 10 лет назад, если мне нужно было показать вам мои наброски, я бы взял диск и приехал на встречу с вами. Сегодня в личной встрече нет необходимости, достаточно одного клика мышкой, в результате взаимоотношения рушатся, самоизоляция растет. Время и внимание, которое мы можем уделить друг другу, становятся самыми большими ценностями. Если я своими работами могу дать человеку хотя бы 1% радости, то я считаю свою задачу выполненной.

Интервью:  Анна Пашина
Фото предоставлены пресс-службой Арика Леви