Дизайнер МАРК НЬЮСОН
Дизайнер Марк Ньюсон. Фото предоставлено пресс-службой Hennessy

Австралийца Марка Ньюсона называют одним из самых ярких дизайнеров своего поколения. Он жил и работал в Токио и Париже, а сейчас студия дизайнера расположена в Лондоне. Работы Ньюсона охватывают различные сферы – от транспорта до скульптуры и архитектуры. Он не раз удостаивался различных наград и призов, журнал Time назвал его одним из наиболее влиятельных людей мира, а британская королевская семья наградила почетным титулом Командора Британской Империи. Работы Марка Ньюсона находятся в постоянной экспозиции таких музеев, как Нью-Йоркский музей современного искусства, лондонский музей Виктории и Альберта и Центр Помпиду в Париже. Предлагаем вашему вниманию эксклюзивное интервью Марка Ньюсона журналу ELITE Interior.

Марк, вы прилетели в Москву, чтобы представить результат вашей коллаборации с Домом Hennessy – декантер для нового ассамбляжа James Hennessy. Расскажите об этом проекте.

С Домом Hennessy я сотрудничаю уже четыре года – и мне очень нравится, как сложились наши отношения и как они развиваются. Я был очень рад предложению разработать дизайн для James Hennessy – и в то же время волновался, как продукт будет принят на рынке. Мне было важно выразить в этом проекте философию бренда, передать его ДНК. В городе Коньяк, где находится штаб-квартира Hennessy, в архивах я изучал историю компании, основанной более 250 лет назад, – и, скажу вам, был впечатлен!  Я поставил перед собой задачу заключить этот благородный напиток в достойную его форму, – и, похоже, что справился.

По образованию вы – ювелир. Влияет ли знание ювелирного дела на ваш дизайн?

О да, еще как! Я же получил специальность серебряных дел мастера, а дизайну никогда специально не учился.
Я не теоретик, а практик – с самого начала мне было необходимо работать руками, опытным путем постигать свойства материалов, экспериментировать с техниками. И этот подход остается неизменным по сей день: для того чтобы придумать что-то, мне сначала нужно покрутить в руках материал, – только так я могу принять верное решение. Ведь что такое дизайн? Это – решение проблем.

Дизайнер МАРК НЬЮСОН
Интерьер Qantas First Class Lounge в аэропорту Сиднея, 2007

Марк, ваше имя хорошо известно ценителям коллекционного дизайна. Есть ли у вас сейчас проекты в этой сфере?

Да, зимой 2019-го открывается выставка моих новых работ в нью-йоркской галерее Ларри Гагосяна. С моей прошлой выставки немало уже времени прошло, а подготовка к этой заняла целых пять лет. Не буду рассказывать подробностей – сохраню интригу, – но гарантирую: такого в мире дизайна еще никто не делал. Коллекция – результат долгих поисков, а я никогда не ищу легких путей. (Улыбается.) Скажу только, что в экспозиции будут представлены объекты больших размеров, сделанные с ювелирной тонкостью – как изделия Фаберже.

Дизайн Марка Ньюсона – какой он? Как бы вы описали собственный стиль?

Ой, сложный вопрос… Мне бы хотелось сказать: «Дизайн вне времени» – но кто знает? Только время покажет. Вряд ли я вообще могу ответить на этот вопрос, находясь внутри своего мира, своей работы. Знаете, в английском языке есть пословица: You can’t see the wood for the trees. («За деревьями леса не видать» – Прим. ред.) Она всё объясняет. Мои работы – это мой способ взаимодействия с миром, мой язык. Самому мне сложно его интерпретировать.

Дизайнер МАРК НЬЮСОН
Интерьер частного самолета BBJ, 2014

Биоморфные формы созданных вами предметов мебели напоминают скульптуры Яна Арпа, Генри Мура, Константина Бранкузи… Марк, творчество каких художников оказало на вас наибольшее влияние?

Искусство – огромная часть моей жизни, еще со студенческих лет. И сложно вычленить какое-то одно направление, какого-то конкретного художника и какой-то определенный период в истории искусства, которые повлияли бы на меня сильнее прочих. Всё, что я изучал, оставило свой след – в большей степени искусство ХХ века, в том числе советский конструктивизм, итальянская живопись после Второй мировой войны… Примите во внимание, что я родился в Австралии – стране, изолированной от мирового художественного процесса. Огромное влияние на меня оказала австралийская природа – хотя, конечно, в детстве я этого не осознавал, сейчас только понимаю. В детстве я с родителями много путешествовал – когда мне было 12 лет, мы переехали в Европу. А потом – в Азию, я жил в Японии, Гонконге, Корее, и восточная философия стала мне очень близка. Особенно по душе мне культура Японии – отношение японцев к людям и вещам, их менталитет.

А сейчас вы часто бываете на родине – в Австралии?

К сожалению, не очень часто. Но, как правило, 1–2 клиента-австралийца у меня всегда есть, и благодаря им я несколько раз в году бываю на родине.

А сколько клиентов у вашей студии сейчас?

Двадцать пять. Проекты для них находятся в разных стадиях готовности – к каким-то мы только приступили, какие-то почти завершены. Штаб-квартира студии Marc Newson Ltd. находится в Лондоне, в моей команде всего 15 человек: менеджеры проектов, администрация, пиар, один архитектор, специалисты по проектированию яхт (сейчас у нас несколько заказов на большие яхты – почти корабли) и молодые дизайнеры. Последние помогают, но я не из тех руководителей, которые присваивают себе чужие идеи, – свою работу всегда делаю сам. Моя главная задача – претворять в жизнь свои собственные идеи.

Новые технологии для вас – источник вдохновения?

Безусловно. Масштабы моих проектов варьируются от декантера до самолета, и инновационные технологии позволяют находить оптимальные решения. Но не меньшее внимание я уделяю ручному труду, ремесленным традициям.

Марк, не будет преувеличением сказать, что вы – звезда современного дизайна. Какое значение для вас имеют известность, признание, успех?

О, за «звезду» спасибо, конечно, но никакой звездой я себя не считаю. Я – дизайнер, а не голливудская знаменитость или музыкант, на улице люди не просят у меня автограф и не кидаются фотографироваться. Известность никоим образом не влияет на мою повседневную жизнь, я пребываю в своем собственном мире – и просто делаю свою работу. Иногда, правда, приходится «поработать лицом» на презентациях – но, к счастью, они не так часто бывают.

Дизайнер МАРК НЬЮСОН
Шезлонг Lockheed Lounge, 1998. Алюминий, стекловолокно. Lockheed Lounge – постмодернистская версия кушетки, на которой возлежала мадам Рекамье на портрете Жака-Луи Давида (1800 г.). Проданный на аукционе Philips de Pury за рекордные 1,6 млн долларов, шезлонг стал самым дорогим предметом современного дизайна. В 1993 г. шезлонг появился в клипе Мадонны Rain

А как обычно проходит ваш рабочий день?

Слово «обычно» к моему графику определенно не подходит. (Улыбается.) Проблема в том, что обычных рабочих дней у меня не бывает. Мне бы, может, и хотелось, чтобы в моей работе были элементы рутины – но нет, постоянные перелеты не оставляют им шансов. Какое-то время я провожу в своем доме в пригороде Лондона, могу там сконцентрироваться над проектом, но б€ольшая часть моего времени проходит в перемещениях по миру.

В таком ритме как вы не теряете способность концентрироваться, что вас поддерживает?

Поездки в город Коньяк отлично поддерживают – жаль, часто не поездишь. (Смеется.) А если серьезно, способность концентрироваться – она внутри. Мне не нужны какие-то внешние источники, например, музыка. Только уединение в приятном для меня месте. Когда нужно сосредоточиться на задаче – я просто сосредотачиваюсь на ней.

Какой совет вы можете дать молодым дизайнерам?

Самое главное – проводить как можно больше времени, изучая устройство предметов, которые вы собираетесь спроектировать. Нужно досконально изучить объект – будь то стул, велосипед или автомобиль, – и уметь собрать его своими руками. Только в этом случае приходит настоящее понимание сути вещей.

Интервью:  Анна Пашина

Фото предоставлены агентством RSVP

Полностью материал опубликован в ELITE Interior, 11/146 ноябрь 2018

Написать комментарий