ГЕОРГИЙ ИСААКЯН: Театр живет внутри меня

16 апреля этого года в Большом театре состоялась церемония вручения Национальной театральной премии «Золотая Маска». Премьерная опера Сергея Прокофьева «Любовь к трем апельсинам», поставленная в Детском музыкальном театре, по итогам фестиваля получила две награды. Одна «Золотая маска» за лучшую работу режиссера в опере была присуждена постановщику спектакля, художественному руководителю театра Георгию Исаакяну.

ИНТЕРВЬЮ: МАРИЯ КУЗЬМИНА

 

 

Вы руководите поистине уникальным театром. По-вашему мнению, в чем состоит уникальность Детского музыкального театра оперы и балета?

Сама идея создать театра для детей родилась только в ХХ веке в среде новой молодежи: романтичной, революционной, мечтающей воспитать нового человека. Наш театр все еще очень молод. В прошлом году мы отпраздновали 45-летие. Его основательница, замечательная Наталья Ильинична Сац, стояла у истоков этого грандиозного движения и создавала целый пласт новой культуры – детский театр. А Московский детский музыкальный театр, с высокопрофессиональными балетной и оперной труппой, симфоническим оркестром – так и просто — единственный в мире. Роль нашего театра в каком-то смысле абсолютно уникальна. Я думаю, нет ничего важнее приобщения детей к высокой академической культуре.

Сегодня очевидно сильно дегуманизировано образование. Сокращаются уроки, связанные с языком и мышлением. Все сводится к изучению прикладных предметов. Но ведь самое главное в этом возрасте – дать ребенку максимально широкое образование, научить размышлять и думать, чувствовать и видеть. В этот момент формируется личность, которая будет делать свой жизненный выбор. И потому, мы считаем делом своей чести, чтобы наши спектакли ставили большие мастера. В театре сильная команда режиссеров и дирижеров, а приглашенными постановщиками уже выступили Николай Цискаридзе, Андрис Лиепа, Владимир Васильев, легенды мирового балета. Прекрасные музыканты – Евгений Бражник, Эндрю Лоуренс Кинг и новый главный дирижер – Алевтина Иоффе. И замечательные режиссеры: Мартин Дункан, Александр Федоров, который посвятил жизнь работе с детьми, Дмитрий Бертман – основатель театра Геликон-опера, один из самых именитых оперных режиссеров не только России, но и Европы. А также английские, австрийские, немецкие постановщики.

ГЕОРГИЙ ИСААКЯН: Театр живет внутри меня

Георгий, каков ваш зритель?

Ребенок всегда приходит в сопровождении кого-то. И мои любимые зрители – это несколько поколений, семья, где старшие могут ответить на вопросы малыша. Парадоксально и здорово, что часто случается наоборот — благодаря детям мы, взрослые, можем неожиданно открыть новое в давно знакомых вещах. Ребенок абсолютно «распахнут» для искусства. Это наивный, но прекрасный и доверчивый зритель, который готов принять любые условия игры. Недаром говорят, что великие ученые, философы, артисты до старости остаются детьми. Все помнят фотографию Эйнштейна с высунутым языком… Только когда ты воспринимаешь каждую секунду как абсолютно свежую информацию, ты можешь делать открытия.

Мы поставили легендарный дягилевский спектакль «Петрушка» на музыку Стравинского. Где бы я его ни смотрел прежде, я представлял как его мог танцевать Вацлав Нижинский, и меня не покидало чувство легкого разочарования. И вдруг у нас на премьере я вижу детей с глазами, полными слез, допрашивающих родителей в антракте: почему не был наказан злой Арап? Зачем Волшебник его отпустил и не отомстил за Петрушку?.. Они открыли мне, что это еще и потрясающая – и трогательная — история. Самый сложный зритель – подростки. С ними нужно разговаривать очень точно и очень честно. Это время бурного роста, самоидентификации, поиска себя, отрицания всего вокруг, но это не значит, что с ними нельзя найти общий язык. Наоборот, подростку очень нужны собеседники. Мы постоянно задаемся вопросом: каков же должен быть язык театра и музыки, обращенный к этому взрослому ребенку с оголенными нервами? Cложно работать в театре. Страшно говорить на важные темы. А с другой стороны – страх недостоин искусства. Театр призван помогать человеку говорить на сложные темы с самим собой.

У вас есть любимый спектакль? Какую постановку считаете самой удачной?

Это вопрос, на который я никогда не мог ответить. Спектакли – мои дети. Разве родители могут сказать, какого ребенка они больше любят? Это моя труппа, моя сцена и мой зритель, и я отношусь к ним, как к части моей души и меня самого. Не только к своим спектаклям, ко всем, идущим в театре, где я работаю. Успех оперы «Кошкин дом» для трехлеток стал для меня настоящей победой. Мы не знали, как ее воспримут дети. Не испугаются ли громкого пения, музыки, близости к артистам, вытерпят ли полчаса, что идет постановка? А теперь это один из любимейших спектаклей, всегда полон зал, и родители просто сметают билеты. Когда мы приступали к работе над спектаклем «Любовь к трем апельсинам», в театре многие сомневались: Прокофьев – сложная музыка, драматургия, молодые художники, авангардная сцена, оркестр… Но в итоге все получилось: и блестящая работа оркестра, и великолепный актерский ансамбль, где каждая роль загляденье. Я рад, что у нас в театре звучит музыка Шостаковича и Прокофьева, с которыми дружила и начинала свое дело Наталья Ильинична. Кстати, знаменитый «Петя и волк» был написан по ее идее.

ГЕОРГИЙ ИСААКЯН: Театр живет внутри меня

Помню, с большим трепетом ждал работы над «Приключениями Пиноккио» с английскими постановщиками. Пять трейлеров декораций, непростой перевод, сложнейшая сценическая установка, где каждые несколько минут что-то меняется. Сейчас мы репетируем спектакль «Игра о Душе и Теле», которым откроем Малую сцену после реконструкции. Это первая в истории человечества опера, написанная еще в 1600 году. Надеюсь, получится разговор о непростых вещах: о божественной и земной природе человека. Сегодня мы часто забываем, что человек создан не только чтобы зарабатывать деньги и потреблять. Как бы это парадоксально ни звучало, но действительно тяжело быть человеком. Для этого требуется ежеминутная работа над собой.

А вообще, когда планы реализованы, начинаешь любить следующий спектакль. Поэтому мы счастливые люди и постоянно влюблены. Пусть критики и зрители определяют свои любимые и не любимые спектакли, а для нас они все одинаково важны.

Как рождается идея следующего спектакля?

Это бесконечно тонкая материя, самая сложная вещь, и зависит она от множества совпадений, факторов, подчас случайностей. Вот например «Любовь к трем апельсинам» для меня была связанна с историей прекрасной дружбы и сотрудничества Натальи Ильиничны и Сергея Сергеевича Прокофьева. А с другой стороны – потрясающий материал эта старинная веселая, карнавальная, бесшабашная, но немного грустная сказка Гоцци. Это и мои детские впечатления: мама водила меня в театр, и как ни странно, но это один из самых запомнившихся мне спектаклей. Как сейчас вижу апельсины, которые раскрываются и оттуда появляются печальные принцессы. Еще, этот спектакль – моя исповедь в любви к театру. Еще – вызов самому себе и тем, кто считает, что дети не доросли до сложного искусства. А оказалось, дети готовы к Прокофьеву, сложной сценографии. В спектакле есть волшебство, которое создается сотней людей. И мне очень радостно, что сложный спектакль оказался еще и таким успешным. Но рецепт, найденный однажды, не работает в следующий раз. Поэтому каждый раз мы начинаем все с чистого листа. Театр это то место, где ты не можешь почивать на лаврах вчерашнего дня. Ведь сегодня придет новый зритель.

По вашему мнению, какую роль играет театр для общества сегодня?

Театр, по определению, очень демократичен. В партере все равны, на какой бы ступени социальной лестницы вы ни находились. Театр – это живое искусство. Конечно, виртуальное пространство – потрясающее средство коммуникации, но с точки зрения образования и развития – абсолютная пустыня. Там огромное количество мусора и шума. Чрезмерное увлечение Интернетом разрушительно для общества, поскольку усугубляет ощущение одиночества. Почему театр всегда, может быть, преувеличенно, сравнивали с храмом? Существует не так много мест, где ощущаешь себя внутри сообщества себе подобных. В театре тебя окружают люди, которые вместе с тобой, в эту же секунду чувствуют то же, что и ты. Театр дает это необходимое человеку ощущение общности, чувство единения и схожести. Только по недоразумению театр относится к сфере услуг и потреблению. Это некое душевное влечение. Одно из немногих мест, возвращающих человека к человеку. Мне кажется, в этом распадающимся на маленькие клеточки обществе такие социальные институты, как театр, жизненно необходимы. И как место общения, и как место возвращения себя к понимаю, зачем ты на этой земле существуешь.

У вас есть любимое место в театре?

Репетиционный зал. Это единственное место, где я чувствую себя счастливым и спокойным.

 

Написать комментарий