ЛИНИЯ ПЕРА
Самурайские доспехи Bado Senshi.
Перья, алюминий, силикон, хлопок. 70х60х150 см.
«Голова» самурая выставлена в парижском культурном центре
Les Docks – Cite de la Mode et du Design

У Жюльена Вермёлена очень редкая профессия. И очень французская. Он – плюмасье: создает невероятной красоты объекты из птичьих перьев. В прошлые времена искусство плюмасье высоко ценилось при королевском дворе – но тогда в моде были роскошные плюмажи и боа. О том, почему он выбрал столь необычную специализацию и чем занимается плюмасье XXI века, Жюльен рассказал нашему журналу на выставке Maison & Objet в Париже, организаторы которой назвали его восходящей звездой французского дизайна. Глядя на его арт-объекты и работы для модных домов Chanel, Dior, Valentino и др., с ними невозможно не согласиться. В прошлом году за выполненные из перьев самурайские доспехи Bado Senshi Вермёлен был удостоен премии Grand Prix de Creation de la Ville de Paris.
ИНТЕРВЬЮ: Анна Пашина
Фото предоставлены MAISON JULIEN VERMEULEN

Жюльен, только такие эстеты, как французы, могли придумать профессию плюмасье. Вы согласны?
О да, в нашей стране всегда была неразрывная связь между модой и искусством – вспомните наряды Марии­Антуанетты. Страсть к изящным вещам у нас в крови. К сожалению, мастеров становится все меньше – если несколько десятков лет назад во Франции было 70 000 плюмасье, то сейчас осталось только 10 000.
А где учат на плюмасье?
Я окончил лицей Октава Фейе (Lycee Octave Feuillet) – единственное оставшееся не только во Франции, но вообще в мире заведение, где учат работать с перьями. Там я познакомился с Доминик Пиллар – уникальной мастерицей, передавшей мне секреты мастерства и любовь к своему делу. Я изучал, как окрашивать перья, сшивать, скреплять между собой, завивать и прижигать. Бесценный опыт я получил потом, когда после учебы в лицее год проработал в старейшем во Франции перьевом ателье Lamarie, которое принадлежит Chanel. Их дизайнерам понравились мои работы, и меня пригласили в Chanel. Потом стали поступать предложения от других модных домов – я сотрудничал практически со всеми легендарными марками в сфере haute couture: Dior, Valentino, Louis Vuitton, Jean Paul Gaultier…
А кто ваш любимый фэшен-­дизайнер?
Александр Маккуин. Я восхищаюсь тем, как тщательно он подбирал материалы для коллекций, как мастерски их комбинировал.
ЛИНИЯ ПЕРА
1, 3, 4. Модели из коллекции haute couture Chanel, весна-лето 2014
2. Модель из коллекции haute couture Valentino, весна-лето 2014

Жюльен, думаю, не меня одну мучает вопрос: где вы берете все эти перья? Защитники животных не устраивают пикеты под окнами Maison Julien Vermeulen?
Уверяю вас, за всю мою карьеру ни одна птица не пострадала и не пострадает. Я сотрудничаю с птицеводами Франции и Испании и использую только перья, которые птицы сбрасывают естественным образом. Это домашние птицы – петухи, индейки, фазаны, страусы. Конечно, у экзотических птиц перья ярче, но их добыча незаконна и для меня табу. Я придумал такую технику окрашивания перьев, что могу получить любой оттенок, а вариантов комбинаций – великое множество. Самое главное – и подчас сложное – найти правильный цвет.
ЛИНИЯ ПЕРА

Жюльен, а все-таки кем вы сами себя считаете – художником, дизайнером, модельером?
Художником. Только мои инструменты – не кисть и краски, а перья. Мне интересно не только создать объект, но и поэкспериментировать с фактурами, мне важно, чтобы объект вызывал определенные тактильные ощущения. Вот, к примеру, черное панно Pathetique Trophee: кажется, что оно выполнено из металла и камня, а прикасаешься к нему – и чувствуешь, какое оно мягкое и гладкое на ощупь.
В Maison Julien Vermeulen большой штат сотрудников?
Нет, я предпочитаю работать один. Считаю, что над каждым произведением должен трудиться сам, к нему могут прикасаться только мои руки. Вот доверил студентке белое панно Pathetique Trophee – и пожалел: оно словно из двух частей состоит, заметно, что не один человек его делал, – а должно было быть цельным.
Кто ваши заказчики?
Частные лица в основном покупают арт-объекты. Французская Республиканская гвардия в прошлом году заказала плюмажи для фуражек. Вот недавно я закончил панно для отеля в Астане, Казахстане, – оно огромное, 2х2 м, изображает восход солнца. Панно предназначено для стойки ресепшен.
Жюльен, чего вы мечтаете достичь в профессии?
Хочу выйти за рамки традиционных представлений о применении перьев.
А где черпаете вдохновение?
В парижском Музее охоты и природы на rue des Archives – очень люблю это
место.

Полностью интервью  читайте в выпуске журнала ELITE Interior №125 октябрь 2016

Написать комментарий