ЦИФРОВЫХ ДЕЛ МАСТЕР
Фантазия культового дизайнера Карима Рашида опережает время. Созданные им интерьеры напоминают кабины космических кораблей, а объекты, которые Карим придумывает для всемирно известных брендов, настолько же высокотехнологичны, насколько и практичны. Он пропагандирует внедрение цифровых технологий в жилые пространства, придумывает для своего стиля таинственные неологизмы «инфоэстетика» и «диджипоп» и экспериментирует с новейшими материалами. А еще он – автор нескольких книг, альбомов электронной музыки и  диджей. В эксклюзивном интервью Карим Рашид ответил на вопросы журнала ELITE Interior.
ИНТЕРВЬЮ: Анна Пашина

Вы – человек мира, у вас сотни заказчиков в разных странах – от Нью-Йорка до Москвы. На скольких языках вы говорите?
Родным для меня является английский – я рос в Англии, учился в Канаде. Свободно говорю по-итальянски – стажировался в Италии. Могу изъясняться на французском, испанском и немного на японском. Знаю несколько русских слов – много раз бывал в России. (Здоровается со мной Карим Рашид по-русски.) К своему стыду, так и не выучил арабский – язык моего отца, он египтянин. Очень жалею, что в детстве он не занимался со мной арабским.
Ваше имя давно превратилось в бренд. Как вы относитесь к славе?
Расскажу вам забавный случай, который произошел со мной на сентябрьской выставке Maison & Objet в Париже. Я заинтересовался стендом компании, демонстрировавшей очень симпатичные беспроводные колонки. Пока я их рассматривал, на стенд подходили люди и, принимая меня за представителя этой фирмы, начинали меня про колонки расспрашивать. И, получив ответ, что я здесь не работаю, разочарованно отходили. А вы говорите – слава. (Смеется.)
Ну, это исключение из правил. Вас сложно не узнать.
У популярности существует обратная сторона – малодушно удивляешься, когда у тебя не просят автограф. А если серьезно, мне нравится быть известным. Потому что известность дает свободу самовыражения. Поясню, что я имею в виду. Когда я только начал заниматься дизайном – в конце 1970-х, – никто толком не знал, что это такое, мало кто им интересовался. Индустрии как таковой в мире не было – исключение составляла разве что Италия, где проводился Миланский мебельный салон. Собственно, его участники и были единственными вовлеченными в дизайн компаниями, павильонов тогда было всего три, для сравнения сейчас – 26. Уже тогда я сформулировал для себя, что такое хороший дизайн, и хотел создавать вещи, которыми удобно пользоваться, которые в буквальном смысле изменят жизнь миллионов людей к лучшему. Я хотел глобально изменить мир. Чтобы достичь этой цели, чтобы получить выгодные контракты и найти клиентов, нужно быть известным. Твое имя, стиль, творческий почерк должны быть узнаваемы. И вот поэтому для меня слава и успех – это возможность делать то, что мне нравится. Если бы никто не знал, кто такой Карим Рашид, разве я сейчас разрабатывал бы дизайн самолета, проектировал 16 отелей? Вряд ли.
ЦИФРОВЫХ ДЕЛ МАСТЕР
А что такое, по-вашему, хороший дизайн?
Это безупречный баланс формы, функции, эмоции и технологий. А идеальный объект – тот, о дизайне которого просто забываешь, – настолько он удобен и продуман. Вот, к примеру, стакан для воды. (Берет в руки самый обычный стеклянный стакан. – Прим. ред.) Его форма проста и поэтому совершенна, никаких лишних деталей, его приятно держать в руке. Или кресло, в котором я сейчас сижу и с вами разговариваю. (Карим устраивается поудобнее в ничем с виду не примечательном кресле пресс-центра выставки Maison & Objet, куда он приехал пообщаться с журналистами и прочитать лекцию. – Прим. ред.) Знаете, почему мне оно нравится? Потому что мне в нем комфортно – отлично сконструированы подлокотники, сиденье, спинка. Его создатели явно выразили заботу о людях, которые будут им пользоваться. Вот что я ценю в профессии. Ведь какая получается взаимосвязь? Комфортное положение тела – это залог хорошего самочувствия, только в ясную голову приходят блестящие идеи. К сожалению, многие этого не понимают, путают понятия «дизайн» и «декорирование».
А в чем разница?
О, разница огромная! Многие предметы мебели, которые выпускают современные так называемые дизайнеры, – это стилизация, заимствование элементов, характерных для предыдущих эпох: барокко, рококо, ар деко, модернизм и т. д. Но какое они имеют отношение ко времени, в котором мы живем? Почему, чтобы творить, мы должны оглядываться на прошлое? Зачем нам идеи, которые давно не актуальны? От ностальгии нужно раз и навсегда отказаться! Когда клиент говорит: «Хочу интерьер в классическом стиле», меня передергивает. А если он еще приносит подборку фотографий, которые его вдохновляют и вроде как должны вдохновить меня, я вообще впадаю в оцепенение. Подход к дизайну должен раз и навсегда измениться.
ЦИФРОВЫХ ДЕЛ МАСТЕР
Как бы вы охарактеризовали стиль нашего времени?
Его создаю я. Мы живем в эпоху цифровых технологий. Компьютер – наше всё. Границы между странами стали условностью, все мы бесконечно обмениваемся информацией – благодаря смартфонам каждый сейчас – фотограф, почти каждый – блогер. Мы скачиваем фильмы, музыку, покупаем электронные книги. Нематериальное становится важной частью нашей жизни. Я посчитал, что это явление нужно как-то назвать, и придумал термин «инфо-эстетика». Отражаю это нематериальное в своих проектах – предметах, интерьерах. Мой стиль – это DigiPop, моя цель – оцифровка жизненного пространства.
За какими материалами будущее?
За экологичными, при производстве и переработке которых не наносится вред окружающей среде. За пластиком – он прекрасен. Еще люблю стекло – с помощью современных технологий из него можно столько всего создавать.

Полностью интервью читайте в выпуске журнала ELITE Interior №10/115 октябрь 2015

Написать комментарий