ТАЙНЫЕ ЗНАКИ
Абстрактные полотна итальянского художника Массимилиано Робино рассматривать можно бесконечно – и каждый раз интерпретировать по-новому. Выпускник миланской Академии искусств Брера, Массимилиано считает, что для самовыражения в наши дни нужно искать альтернативные средства. О том, почему для создания работ он использует строительные пистолеты, о символике черного цвета и своей жизни в России – в интервью журналу ELITE Interior.
ИНТЕРВЬЮ: Анна Пашина

Массимилиано, когда вас просят рассказать о себе, на каких фактах биографии вам хочется сделать акцент?
Хороший вопрос… Мне нравится вспоминать детство, те моменты, когда отец возил меня по Сицилии и рассказывал об античных храмах, богах. Это прекрасные, чистые воспоминания, и я часто возвращаюсь к ним в трудные времена.
Расскажите об учебе в Академии искусств Брера. Чему учится современный художник и что для него значит творчество мастеров прошлого?
Брера, как все академии в мире, пытается чему-то научить, но не всегда это получается. В нашей профессии самое главное – достичь независимости мысли. Академии этому, к сожалению, не учат, и – как следствие – лишь немногие и совершенно случайно достигают зрелости как художники. Старые мастера – это наши начала начал, нужно их знать, но ни в коем случае не имитировать.
Какие работы вы представляли на Венецианской биеннале в 2011 г.?
Я представлял «Космическую концепцию». Это не картины, а настенные инсталляции, созданные с помощью составных полотен и имеющие форму креста. Почему именно крест? Для меня крест – это пересечение двух осей: пункт отправления и пункт возвращения. Мы идем вперед, делаем открытия, любим, падаем и снова поднимаемся, но при этом всегда сохраняем связь с корнями. И здесь нет религиозного содержания.
ТАЙНЫЕ ЗНАКИ
Вас называют создателем направления «проекционизм». Что это за направление?
Проекционизм рождается очень естественным образом. Это не что иное, как преодоление предыдущей работы, а именно Космической концепции. Это своего рода переложение в форме живописи определенного взгляда на мир, мысли, эмоций в их постоянном изменении. Так как этот новый цикл сопряжен с постоянным движением, я был вынужден «освободить» его так, как это происходит в природе: из гусеницы получается куколка, а из куколки – прекрасная бабочка, которая, в свою очередь, улетает. На самом деле в России в 1920-х гг. существовало направление под этим названием, но с другим посылом. Я вкладываю в него поэтический смысл – проекция как отображение души.
Свои работы вы создаете даже с помощью строительных пистолетов – что это за техника?
Правила в современном искусстве по части техники не должны существовать. Техника создания работ с помощью строительных пистолетов совсем не важна. Важен исключительно эстетический результат, который достигается, согласуясь с поэтикой и поэзией самой работы. Когда мы говорим об искусстве, мы говорим о самих людях, об их историях, о том, что с ними случается или случилось, об образах, которые бы мы хотели или не хотели видеть. Мы говорим о равенстве, о любви, о жизни, о смерти. Все это связано с душой, а что такое душа? Есть ли у нее форма, есть ли у нее цвет, запах? Это все бесполезные вопросы, которые имеют своей основой исключительно форму. Форма – это предел, форма мешает понять, кто мы на самом деле. И, следовательно, единственное средство выражения, которое должен использовать современный художник, – это не ставить перед собой ограничения. Главное – творить.
ТАЙНЫЕ ЗНАКИ
Почему в цикле The Illumination Theory доминирует черный цвет?
Это очень рафинированный, элегантный, но в то же время мистический цвет.
Вы много времени проводите в Москве. Какие у вас впечатления от России и русских художников?
О России я знаю не очень много, я живу в Москве, но был несколько раз в Санкт-Петербурге. Москва никогда не спит, и это мне очень нравится. Из русских современных художников я предпочитаю Павла Папперштейна и арт-группу AES+F. Если говорить о мастерах прошлого, восхищаюсь Врубелем и Павлом Филоновым.

Полностью интервью читайте в выпуске журнала ELITE Interior №07-08/113
июль-август 2015

Написать комментарий