ЛЕОНИД РОШАЛЬ: ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ДАРИТ НАДЕЖДУ

Есть  такая  профессия  –  спасать  детей.  Спасать,  не  жалея  себя, не  зная  отдыха.  Наверное,  нет  в  России  человека,  который  не  знал бы,  кто  такой  доктор  Рошаль.  Практикующий  хирург,  директор НИИ  неотложной  детской  хирургии  и  травматологии,  Президент Национальной медицинской палаты, Детский доктор Мира – Леонид Михайлович  все  силы  отдает  работе.  В  своем  плотном  графике  он нашел  время,  чтобы  ответить  на  вопросы  журнала  ELITE  Interior  и рассказать, как вырастить детей счастливыми.

ИНТЕРВЬЮ:  Анна Пашина

Леонид  Михайлович,  почему  вы  решили стать детским врачом? Что повлияло на выбор профессии?

Я  не  могу  объяснить  почему.  Помню, в четвертом или пятом классе я писал то  ли  изложение,  то  ли  сочинение. Написал,  что  хочу  быть  хирургом  и вырезать  аппендицит.  После  школы в  медицинский  институт  ноги  сами повели.  Ну  и  голова,  конечно,  тоже. (Улыбается.)  В  приемной  комиссии меня спросили, на какой факультет я хочу поступать – лечебный или педиатрический. Я, не задумываясь, выбрал педиатрический.

Вы  каждый  день  сталкиваетесь  со страданиями людей, особенно тяжело видеть,  как  страдают  дети,  болеют. Откуда  вы  черпаете  силы,  как  вам удается  сохранять  внутреннюю  гармонию, чтобы поддерживать других?

Никогда  об  этом  не  задумывался.  Я не  считаю  свою  работу  героическим подвигом. Работа для меня – это нормальные будни. Они могут быть тяжелыми,  могут  быть  эмоциональными или  неэмоциональными  –  но  это  моя специальность.  Я  вот  могу  спросить, например,  у  любого  педагога:  «Где вы  берете  внутренние  силы,  чтобы ребят учить?» Я считаю, что педагогу внутренних  сил  нужно  гораздо  больше,  чем  мне.  Я  с  таким  пиететом  отношусь к учителям! Не знаю, смог бы я заниматься педагогической работой каждый день. Хотя детей я очень люблю. Просто моя профессия требует большей  ответственности.  Если  учитель одного-двух детей не подготовит так,  как  надо,  –  это  не  смертельно. Доучится. А если у меня что-то пойдет не  так  –  это  уже  или  инвалидность, или смерть.

Каждый  родитель  хочет,  чтобы  его ребенок был счастлив. Как вы считаете,  чему  в  первую  очередь  должны взрослые научить своих детей, чтобы дети были счастливыми?

Это  очень  просто.  Родителями  надо быть  хорошими.  А  родители  должны быть в первую очередь цельными натурами.  Образование,  профессия тут  совершенно  ни  при  чем.  Потому что  внутренняя  культура  не  зависит ни  от  социального  положения,  ни  от знаний. Если человек, допустим, – народный  артист,  это  еще  не  значит, что  он  культурный.  Разговаривать  с ребенком  нужно  как  со  взрослым. Родители  должны  учить  своих  детей быть  справедливыми,  верными  слову  и  долгу,  учить  не  обманывать  и не  лицемерить.  Не  жить  по  двойным стандартам. Учить добру – не всепрощению,  а  добру.  Мальчишкам  надо с  детства  говорить,  что  они  должны защищать  девчонок.  А  девчонкам  – не обижать мальчиков. В общем, все дело в родителях. Вот у нас говорят, что много зависит от семьи. Но я что-то  очень  мало  вижу  в  СМИ,  чтобы было написано – а что такое хорошая семья? У нас в СМИ – по радио, телевидению – кругом желчь, грязь. А так хочется, чтобы было как можно больше добрых фильмов, которые можно всей семьей смотреть. Ведь ребенка в первую очередь воспитывает семья, а  потом  уже  –  школа.  Вот  отбросим политическую  основу  воспитания  в советских  школах  и  вспомним,  чему учили детей, – помощи ближнему, например. А мы сейчас это потеряли. В школах единой идеологической линии нет. Некоторые говорят, что это хорошо. Но я думаю, на Западе – в Германии, Англии и в Америке – все равно единая идеология есть в школах. Там скауты, например. Мы же до основания все разрушили.

Леонид Михайлович, как вы считаете, в каких интерьерах, в каких пространствах должны расти дети?

Если ребенок живет в роскоши – это далеко не гарантия того, что он счастлив. В богатых домах дети часто бывают  капризными.  Главное  ведь  –  не огромные  комнаты,  сады,  столовые, спальни…  Главное  –  атмосфера  в доме.  Если  семья  небогата,  но  дома чисто,  уютно,  есть  детали,  которые радуют глаз, – рисунки, фотографии, –  все  живут  дружно,  то  и  дети  будут расти  спокойными,  гармоничными, довольными.  Вообще  создание  интерьера  –  это  ведь  целая  наука!  Вот есть передачи, в которых показывают, как к людям домой приходят, квартиру перекрашивают,  переделывают,  создают интерьер такой общий. Мне бы очень хотелось, чтобы в этих программах был бы фрагмент о том, что нужно детям в этом интерьере. Как сделать так, чтобы ребенку было хорошо.

Есть ли у вас свободное время?

Его очень мало, потому что я – трудоголик.  Я когда-то  думал,  что  наступит  пора,  когда  я приду  домой,  лягу  на  диван,  возьму газетку – и буду отдыхать. Ничего подобного.  Другой  жизни, кроме  как  в работе, я себе не представляю.

ЛЕОНИД РОШАЛЬ: ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ДАРИТ НАДЕЖДУ

На  сегодняшний  день  какая  перед вами стоит основная задача?

В первую очередь чтобы в институте все было нормально. Все же Институт неотложной детской хирургии и травматологии.  Через  институт  проходит около 80 тыс. детей в год, всех детей мы лечим бесплатно. Много  времени  уделяю  Национальной  медицинской палате  в  России.  Основной  лозунг  палаты  –  «Защитить  пациента  от  некачественного лечения  и  врачебных ошибок путем повышения квалификации врачей»…

Полностью интервью с Леонидом Михайловичем Рошалем  читайте в выпуске журнала ELITE Interior №07/08/103 июль/август 2014.

 

Написать комментарий